От: Наталья Мошкова


Опубликовано: Апрель 10, 2012

Новая Москва - строительство против археологии

Строительство «Новой Москвы» вызывает немало вопросов в связи с сохранением археологических памятников. Прежде всего, имеются в виду не те объекты, которые изучены археологами и давно известны, а неисследованные городища и селища, которые хранятся в подмосковной земле. Археологи считают, что их количество может измеряться несколькими тысячами. Бурное обсуждение в ученых кругах вызвал появившийся недавно проект «Порядка проведения археологических полевых работ», регламентирующего проведение изысканий и согласование строительных работ.

Если проект подготовленного в Москомнаследии нормативно-правового акта будет принят, то до 2016 года в «новой Москве» все существующие памятники археологии будут инвентаризованы, также будет составлена карта зон, в которых вероятно их нахождение. Часть таких зон археологами планируется обследовать в рамках самых масштабных за последние десятилетия разведывательных работ. Наиболее перспективными считаются берега крупных рек - Нары, Пахры, Мочи, Десны. Разведка будет проводиться методом забивки шурфов - небольших раскопов, площадь которых не превышает 20 кв.м. Перспективные места будут искать и в архивах, где уже сейчас ведутся серьезные работы, и прямо на территории, определяя потенциальные курганы или городища визуально.

Свое мнение по поводу таких археологических исследований и строительных работ у сотрудника Государственного исторического музея Михаила Гоняного, который заведует отделом комплексных историко-археологических исследований. Об уже найденных и потенциальных находках ученый сообщил следующее. Сегодня уже известно более 120 памятников, находящихся на территории «новой Москвы». Объекты различны по хронологии и занимаемой площади. Например, возраст дьяковских городищ оценивается в 2-2,5 тысячи лет. На их территории проживали балты и угро-финны. Их крепости обнаружены на реке Пахре, возле деревни Шаганино и у села Красное. Богата «новая Москва» селищами и курганами XII-XIII вв. На их раскопках часто обнаруживают наконечники стрел и копий, предметы культа, сельскохозяйственный инвентарь, женские украшения, аксессуары для одежды. Также были найдены несколько кладов монет, относящихся к XVI веку.

Михаил Гоняный особенно подчеркнул важность уникального археологического объекта Тарутино. На месте, где в войне 1812 года российской армией была одержана первая победа, археологи обнаружили более 3000 артефактов. Охранная зона довольно небольшая, и застройка коттеджами может повторить ситуацию, происходившую в Бородино. Беспокоит ученого и ситуация вокруг старых дорог, являющихся настоящим кладезем археологических артефактов. К старым дорогам тяготели средневековые поселения.

Самое большое беспокойство вызывают неукрепленные древние поселения и захоронения, число которых в «новой Москве» очень велико. Хуже всего то, что эти объекты не имеют никаких внешних признаков. Поэтому возникает риск потерять национальное достояние. На данный момент ученым известно не более 10% всех памятников «новой Москвы», большое их количество расположено в лесах. Но по поводу лесов ученым беспокоиться стоит меньше всего, ведь строительные работы развернуться, прежде всего, на полях. Но на исследование всех строительных участков необходимо время, которого у археологов не хватает. Поэтому вероятность начала масштабных строительных работ до проведения необходимых разведок очень велика.

Тем не менее, в Москомнаследии считают, что в предложенном документе достаточно четко описана процедура обнаружения артефактов. Если земельный участок не числится в реестре памятников, то застройщики обо всех находках обязаны будут сообщать в Москомнаследие. Если подлинность артефактов подтвердится, обязательно будут проведены раскопки. Конечно, строителям трудно отличить обыкновенный чертовый камень от орудия каменного века, строительный мусор от настоящих раритетов. Поэтому в документе предусмотрено, что определять ценность находок должны будут ученые.

Однако у Михаила Гоняного по этому поводу возникают очень пессимистические мысли. Полагаться на совесть строителей, если они обнаружат в процессе земляных работ что-нибудь интересное, не стоит. Ведь сообщать о находке в Департамент культурного наследия - значит останавливать строительные работы, в чем они явно не заинтересованы, тем более, что финансирование работ возлагается на застройщика. Кроме того, строителям очень трудно зафиксировать древние памятники. В сельской местности количество объектов намного меньше, чем в культурном слое города, и при помощи современной техники за считанные часы можно уничтожить целое поселение. Исключение тут представляют кладбища. Не заметить человеческие кости намного труднее. Строителей такие находки чаще пугают, чем вызывают удивление. Но по распоряжению руководства бульдозеристы и экскаваторщики могут ссыпать костные останки в карьеры и ямы или закапывать поблизости. До органов культуры даже о таких находках информация доходит редко.

Некоторые археологи считают, что в предложенном документе можно проследить лоббирование интересов строительных компаний, пожелавших внести некоторую «антикоррупционную» составляющую. Строители полагают, что существующим законодательством археологи часто злоупотребляют. Большой лагерь может быть разбит на участке, где будут обнаружены какие-нибудь три куска керамики, а деньги за такую работу, которая никакой научной и исторической ценности не представляет, с застройщиков берут. Разработанный проект предохраняет строителей от этого ухищрения археологов, с помощью которого они зарабатывают себе на хлеб. Тем не менее, если положиться на строителей, то на археологической карте «новой Москвы» останется много белых пятен. В связи с этим Михаил Гоняный выразил точку зрения археологов, что документ нуждается в доработке.




Просмотр комментариев (0)

« Вернуться